Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Украинские шахтеры (фото: Getty Images)


Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Ярослав Жалило заместитель директора Национального института стратегических исследований

Отказ от использования угля в энергетике совсем не означает необходимость закрытия шахт. Как решить социальные проблемы угольных регионов и создать новые отрасли промышленности — читайте в авторской колонке президента Центра антикризисных исследований доктора экономических наук Ярослава Жалило.

Спровоцированная путинским режимом катастрофа длительной полномасштабной войны на европейском континенте в некоторой степени отвлекла внимание сообществ от глобальных экологических проблем. Даже преданный «зеленому порядку» ЕС выразил готовность пойти на определенные уступки прогресса декарбонизации энергетики для укрепления энергетической безопасности стран-членов и предотвращения возможностей России использовать их энергозависимость как оружие.

Между тем полномасштабная война резко усиливает остроту экологического кризиса: как непосредственно — из-за выбросов парниковых газов, загрязнения воздуха, воды и почвы, так и косвенно — из-за ухудшения способности ключевых акторов — стран, бизнесов, громад — выделять достаточные ресурсы и усилия этой глобальной проблеме.

Поэтому европейские партнеры Украины неразрывно связывают программирование послевоенного восстановления Украины, а также поддержание устойчивости в условиях полномасштабной войны с реализацией основ «зеленого» перехода к климато-нейтральной экономике, в частности безуглеродной энергетики. Ведущее место в этом векторе европейской политики занимает отказ от сжигания угля. Украина присоединилась к международным обязательствам, запланировав прекратить использование угля в энергетических целях до 2030 года.

Вместе с тем обратной стороной жизненно важного и стратегически неотвратимого курса на безуглеродную экономику является создание значительных рисков для локальных экономик регионов и громад, которые в действующей экономической модели опираются на добычу угля. Отметим, что в отличие от других видов ископаемого топлива, в частности газа, добыча угля является весьма трудо- и капиталоемким процессом. Следовательно, он является существенным двигателем локальной экономики, а прекращение функционирования шахты само по себе может оказывать катастрофическое влияние на громады, на территории которых расположены угледобывающие и углеперерабатывающие предприятия. Для Украины в условиях значительных рисков войны и при необходимости максимально динамичного послевоенного восстановления такое влияние абсолютно нежелательно.

Решению дилеммы способствует реализация европейской модели справедливой трансформации – обеспечение сохранения достойных условий жизни и полноценных возможностей реализации трудового потенциала всем жителям регионов и громад, на которые отрицательно сказывается процесс сокращения и закрытия угледобывающих предприятий. По данным правительства, к таким территориям относятся около 20 территориальных громад Волынской, Днепропетровской, Донецкой, Луганской и Львовской областей, где проживает около 850 тыс. жителей.


Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Украинский уголь в порту Одессы (фото: Getty Images)

Справедливая трансформация достигается благодаря комплексу политик экономической, экологической и социальной направленности центрального и локального уровней, которые должны максимально раскрыть экономический потенциал регионов и громад благодаря диверсификации их экономик, созданию мотивации к развитию местного предпринимательства и притоку внешних инвестиций.

В Украине еще в 2020 году была принята правительственная Концепция справедливой трансформации, поддержанная Всемирным банком и Европейской Комиссией. Полномасштабная война затормозила реализацию Концепции, однако постепенно продвигается работа по подготовке Государственной программы, анонсировано создание государственного Фонда справедливой трансформации. Внедрение принципов справедливой трансформации позволяет привлечь дополнительную международную финансовую помощь для реализации проектов реформирования угольных громад.

Суть справедливой трансформации – в содействии расширению спектра альтернативных возможностей реализации ресурсного потенциала угольно-зависимых громад. Поскольку уголь остается одним из существенных ресурсов таких громад (доказано, что в ряде громад его добыча сохраняет рентабельность даже для энергетического использования), одним из направлений справедливой трансформации, которое является незаслуженно проигнорированным, может быть неэнергетическое использование угольного сырья.

К сожалению, задача изъятия угля из использования в энергетике как правило необоснованно подменяется императивом закрытия угольных шахт – сначала нерентабельных, а впоследствии – в целом как таковых.

Между тем, на фоне глобального тренда сокращения сжигания ископаемого топлива в мире активно растет внимание к технологиям неэнергетического использования угля, что вполне понятно. В структуре мировых запасов углеводородного ископаемого сырья уголь составляет 67%, нефть – 18%, газ – 15%, а в Украине соответственно – 94,5%, 2% и 3,6%.

В то время как мировые запасы нефти и газа во многих странах мира быстро истощаются из-за интенсивного энергетического использования, уголь будет составлять «золотой запас» углеродного сырья на многие десятки и даже сотни лет. Например, к началу века ресурсы угля в Украине до глубины 1500 м составляли 117,2 млрд т (для сравнения: годовая добыча в предвоенном 2013 году составила 57 млн т). Запасы каменного угля сосредоточены в основном в Донецком (92%) и Львовско-Волынском (3%) бассейнах. Запасы бурого угля составляли на начало века, по разным оценкам, от 2 до 6 млрд т и сосредоточены в Днепровском угольном бассейне, частично в пределах Донецкого бассейна, а также в Закарпатской, Полтавской, Харьковской областях. Условия залегания угля в Донбассе сложны, что усложняет добычу и обуславливает его высокую себестоимость. Добыча угля во Львовско-Волынском бассейне проще и дешевле.


Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Украина имеет существенные залежи угля (фото: Getty Images)

Реализация природного потенциала угольных месторождений с неэнергетическими целями не будет противоречить движению к безуглеродной экономике и не только может создать альтернативу травматическому для экономик громад закрытию угольных шахт, но и будет способствовать высокотехнологичному инвестированию в переработку угольного сырья, что существенно повысит добавленную стоимость, которая производится на территории угольных громад. Получение синергетического эффекта от кросс-секторального использования угля обусловит развитие в громадах смежных с угольной промышленностью отраслей с инновационным потенциалом.

В то время как традиционные для углехимии процессы (в частности, производство кокса и сопутствующих продуктов) достаточно энергозатратны и также влекут значительный «углеродный след», глобальные технологические сдвиги тяготеют к низкотемпературному пиролизу и сжижению угля, а также альтернативным технологиям углепереработки. Получают распространение новейшие технологии производства материалов, связанных с генерированием «зеленой» и низкоэмиссионной энергии, электрификацией процессов, хранением энергии. Это представляет перспективное направление как для инвестирования, так и для дальнейших научных исследований.

В частности, объектами внимания могут стать следующие направления нетопливного использования угля:

  • газификация угля и изготовление синтетических газов, которые могут быть превращены в высококачественное моторное топливо и смазочные материалы или непосредственно использованы в водородной энергетике;
  • изготовление углеродных материалов, таких как углерод для химического производства, углеродные молекулярные сита, активированный уголь, востребованный при очистке воды и воздуха в промышленных масштабах; для Украины угольные фильтры актуальны для решения проблем водоснабжения в регионах с низкокачественной дефицитной водой;
  • изготовление композитных материалов с углеволокном, которые шире применяются в авиационной и аэрокосмической промышленности, оборонном комплексе, автомобильной, строительной промышленности, при изготовлении спортивной, медицинской продукции и т.п.;
  • изготовление специальных углеродных материалов, таких как графит, фуллерены, нанотрубки – они используются для полимерных композитов, устройств хранения энергии, новейших электродов, катализаторов и специальных покрытий и т.п., в частности, активно задействованы при генерировании энергии из возобновляемых источников;
  • изготовление гуминовых материалов, которые могут использоваться в качестве модификаторов почвы и удобрений, положительное влияние которых заключается в близости к природным свойствам почвы, что позволяет, в отличие от химических препаратов, вносить их значительные объемы, фактически восстанавливая структуру почвы, и может быть важным для реабилитации земель после военного загрязнения.

Технологии использования угля как углеродного сырья значительно сложнее, чем для нефти и газа, что связано с их многокомпонентностью и необходимостью применения значительных дополнительных мер для защиты окружающей среды. Однако одновременное применение технологий, связывающих вредоносную эмиссию путем использования СО2 для изготовления сопутствующих продуктов, позволяет существенно смягчить это препятствие.

При этом общий тренд удорожания нефти и природного газа постепенно увеличивает предельную цену угля, начиная с которой углехимические процессы становятся более выгодными. Рост спроса на современные углеродные материалы при ограниченных перспективах использования для их производства нефти и газа обуславливает долгосрочную стратегическую перспективу разработки технологий углехимии.


Люди, шахты и уголь. Почему обреченность угольной промышленности – лишь иллюзия

Перспективы угля как сырья далеко не исчерпаны (фото: Getty Images)

Обращаются к соответствующим технологиям, даже несмотря на их более высокую стоимость, также страны, зависящие от импорта нефти и газа, для обеспечения и диверсификации цепочек снабжения критически важных сырья и продуктов. Углю как сырью присущи гарантированная стабильность и предсказуемость цены. Все вышеперечисленное дает основания прогнозировать долгосрочный тренд глобальной значимости угля как сырья.

Несомненно, для применения зарубежного опыта и технологических разработок к условиям добычи и сортамента угля необходимо детальное полевое исследование доступных в Украине залежей. Нужны как фундаментальные, так и прикладные разработки современных технологий переработки угля. Однако печальным фактом является то, что в настоящее время такие разработки в Украине на уровне государственной науки практически не проводятся. Нет и информации об исследовательском интересе потенциальных инвесторов.

Понятно, что альтернативные направления использования угля не могут и не должны полностью компенсировать уменьшение спроса на уголь вследствие его вытеснения из энергетики. Значительная часть угольных шахт Украины имеет исчерпанный ресурс и подлежат закрытию, хотя, что очень важно, — методами консервации, которые не делают невозможным их дальнейшее использование в случае появления более эффективных технологий.

Однако наличие значительного доступного угольного потенциала Украины обуславливает необходимость включения направления распространения неэнергетического использования угля в политику справедливой трансформации. Увеличение инвестиционной привлекательности технологий неэнергетического использования угля может стать важной составляющей развития экономического потенциала угольных громад, особенно тех, на чьей территории расположены шахты с перспективными залежами.

www.rbc.ua

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *